РАВНИНЫ  В  ДОЖДЕ  И ТУМАНЕ

...От дороги через сельскохозяйственные равнины дух не захватывало. Шоссе бежало по Теннеси, Арканзасу, Оклахоме, Техасу — и потихоньку возникало ощущение, связанное не столько с видами за окном, сколько с самим движением и цифрами на счетчике оставленных за спиной миль. Ведь совсем недавно - по российским или европейским меркам — здесь тянулись на запад первые повозки переселенцев. И путь их был долог, уж не говоря про то, что опасен и труден. Когда летишь на самолете, расстояния воспринимаются абстрактно. А здесь ежедневные пять с хвостиком сотен миль рождали ощущение пространства, которое обычно дают походы, а не карты к ним.

Пройти всю эту землю, а потом обустроить, проложить великолепные дороги к каждой ферме или дому, построить всю механику самой мощной национальной экономики мира на очень немаленькой территории — колоссальный труд. Конечно, это общее место. Мы все это где-то читали. Но, как всегда, одно дело читать про факты, другое дело их наблюдать и ощущать. Считать американцев избалованными зажравшимися неженками можно только от дремучего невежества или дикого комплекса неполноценности. А ведь находится не очень мало так думающих... Не могу сказать, что раньше не уважал американцев - редкостных трудяг. Но по ходу этой поездки мое уважение заметно выросло.


Сельская дорога в Теннеси

А теперь пора снова начать картинки показывать. Итак, Теннеси. Мы время от времени сворачивали с пересекающего весь материк шоссе I-40 на боковые дорожки помельче. Интересно ведь взглянуть на глубинку вдали от трассы. Дорожки вполне подмосковного вида, вот только сезон за два дня сменился. Только что был снег и по-домашнему новогодние пейзажи . А теперь лес вокруг откровенно весенний, как в последние дни апреля, когда уходя в поход на майские праздники знаешь, что еще до возвращения в Москву будешь идти через зеленоватую дымку молодой листвы.

Теннеси - это еще и река

На речном берегу это ощущение майского похода еще сильнее. Мы ночевали в кемпинге для рыболовов — роскошные домики со всеми удобствами (от кухни со всем инвентарем до гостиной с громадным напольным телевизором), катера и снасть всех калибров хоть напрокат, хоть на продажу. Под соснами уже местами пробивалась зеленая травка, пахло свежей речной водой, и руки чесались по веслу. Но сейчас у нас был другой маршрут и пора ехать дальше.

Развалюхи бывают и здесь

Дальше — мимо очень ухоженных ферм и развалюх-сараев вполне родного вида, мимо болот с разными птичьими стаями, через смешанные леса и широченные поля.

Признаки заброшенности и запустения встречаются не только не мелких боковых дорожках. В какой-то момент, когда уже вернулись на трассу и резво мчались по ней, начали попадаться придорожные рекламные щиты, зазывающие в музей освоения Запада. Причем появились эти призывы миль за шестьдесят до отвилки к самому музею. Мы, естественно, решили устроить экскурсию, на указанном съезде свернули.

Умерший музей Вот она, супермагистраль Музей, увы, оказался закрыт — причем, похоже, навсегда, а не на санитарный день. Грустное зрелище — оклахомская глушь, запертое здание с выцветшей надписью CLOSED за пыльным стеклом — а ведь видно, какой веселенький когда-то был фасад. Рядом еще какие-то остатки экспозиции, облезлая краска, все дорожки занесены толстенным слоем жухлой листвы. Единственным свежим и ярким пятном выделялся новенький знак на столбе — он на фотографии слева. Так вот ты какой, optical backbone... Когда-то колеи в этих степях были единственными следами первопроходцев, теперь закопанное оптоволокно напоминает, что жизнь продолжается.

А потом начались, наконец, фортели погоды. В этом году El Nino не было шансов за полторы недели путешествия через Штаты не нарваться на погодные напасти. Мы и так выбрали южные шоссе для пересечения страны, чтобы не попасть в те заносы и снежные бури, которые устраивает северный воздух из Канады, пронесшись над Великими озерами.

Циклон над Техасом Действительно, буранов мы успешно избежали. Зато воткнулись в дождь, который упорно лил на границе вольготно устроившегося от Техаса до Флориды циклона. Лил остервенело, непрерывно, и уже не первый день. Потоп Дорога, сама похожая на речку, шла мимо залитых полей и вздувшихся ручьев, ломящихся через кусты — вот и еще одно весеннее ощущение — яростное половодье, да и только! Правда, на сей раз была своя прелесть в том, что джип от стихии изолировал лучше, чем байдарка, а ночевка в мотеле оказывалась заметно суше, чем в палатке.

Ливень и потоп по сторонам были, впрочем, довольно локальными. Несколько часов - и мы из-под дождя выскочили. И вломились в непроглядный туман. И начало темнеть. Снимков этого вечера у меня не осталось — сохранились только ощущения. Выглядело все издевательски. Туман лежал тонким слоем, почти полная высокая луна была четко видна — почти не размытая. А вот от фар толку было мало — просто светящееся облако прямо перед капотом. Оставалось пристроиться за каким-то грузовиком и ориентироваться по его задним огням... Дорога шла через пустынные поля — вязкий запах навоза и не огонька по сторонам. Ни знаков, ни примет не видать — единственным ориентиром был спидометр и непривычно медленно накручивающиеся на его счетчике мили.

Университетский торговый ряд
Въезд в университет

К полуночи мы приехали в Лаббок - небольшой городок, где расположен Техасский технический университет. Утром занялись изучением университетского городка — я шлялся и фотографировал, пока Маша общалась с каким-то коллегой. Пусто, аккуратненько, народ в шортах катается на велосипедах, по газонам шастают толстые ленивые белки.

Из Лаббока наш путь лежал в Таос, очень известный горнолыжный курорт в Нью-Мексико. Там мы планировали устроить дневку - ибо что же за путешествие без единой дневки! Да и зачем мы везли с собой горнолыжные костюмы и ботинки? Добираться до Таоса можно было по широким шоссе — или опять свернуть на второстепенные однополосные дорожки.

Элеваторы Техаса Наконец-то стал виден Техас, не скрытый пеленой ливня или тумана. Коровы, нефтяные качалки, бесконечные элеваторы. Интенсивное сельское хозяйство. С не менее интенсивным запахом. Но, однако, в любой дыре можно найти чистый Макдональдс. И вот эти-то деревенские Макдональдсы, совершенно неотличимые от собратьев в Нашуа или Сан-Франциско, существенно больше впечатляют, чем аналогичные заведения в Москве. Построить очередную точку общепита в еще одной многомиллионной столице, неважно России или Китая, — не такое уж и достижение. А вот в любом захолустье его иметь и поддерживать по тем же стандартам — дело совсем другое. Когда там "Русское бистро" будет доступно в любой точке автопробега Москва — Челябинск, например?

Shiprock - скала-корабль
Начинается плато

Но Техас мы нюхали недолго. Скоро неуловимо стал меняться пейзаж, мы незаметно набирали высоту, поднимаясь на плато. Среди равнины стали появляться впечатляющие скалы, а вдалеке засинели горы. Ранчо в снегу Дорога опустела совершенно, вокруг потянулись огромные пустынные ранчо. И совсем недалеко было до Аламогордо и прочих памятных мест из истории современного оружия... Снова пейзаж стал полон белых снежных мазков, ветер колюч — а давно ли мы покинули весенний Лаббок?

В сумерках мы проскочили Санта-Фе и продолжили по темноте плавно забираться в предгорья скалистых гор. В ночи под легким снегопадом и по ледянистой дороге въехали в Таос, высота снова смешала сезоны, мы вернулись в зиму, хоть и остались на юге. Утро в Таосе было сказочным.

Вот и Скалистые горы От гостиницы прекрасно смотрелся хребет, присыпанный свежим ночным снегом. Но о нем — уже следующая страница...
ПРОДОЛЖЕНИЕ...


Часть 1. Аппалачи. Сейчас Вы здесь Часть 3. Скалистые горы. Часть 4. Великий Каньон.
...Если что-то еще по ходу хочется найти в американском интернете — Гугль в помощь...
Google
 
Web www.SEBRANT.ru
 

 

    Возврат в начало сайта